Последний человек на Луне

Последний человек на Луне

В эксклюзивном интервью BBC Future американский астронавт Юджин Сернан - командир космической миссии США «Аполлон-17» и последний из людей, кто побывал на Луне, - рассказывает о том, каково это – при жизни стать частью истории, и почему его огорчает американская космическая программа.

Капитан Юджин (Джин) Сернан стал третьим землянином, вышедшим в открытый космос, и одним из тех троих, кому дважды довелось летать к Луне. Он же стал и последним из тех, кто оставил свой след на лунной поверхности.

Наверное, то, что он сказал в декабре 1972 года, покидая Луну навсегда, могло бы стать девизом всех миссий «Аполлон»: «Мы уходим, как и пришли и как, даст Бог, вернемся - с миром и надеждой для всего человечества».

С тех пор прошло более сорока лет, и можно себе представить, как ему должны были надоесть разговоры о Луне. Но, похоже, «бывших» астронавтов не бывает - в свои 80 лет Сернан по-прежнему готов горячо обсуждать былые достижения Америки в космосе и перспективы освоения космического пространства.

Недавно он принимал участие в съемках документального фильма о своей жизни - впрочем, сам Сернан настаивает на том, что фильм не о нем, а о том, как обычный мальчик из рабочей семьи может добиться успеха в необычной профессии. Даже по небольшому эпизоду из фильма видно, что это история жизни очень скромного человека.
Фильм получился трогательным и смешным. В отличие от большинства документальных картин, посвященных программе «Аполлон», из него можно узнать много нового о людях, побывавших на Луне (так, в фильме звучит хлесткая фраза бывшей жены Сернана: «Если тебе кажется, что летать на Луну тяжело, попробуй остаться дома и ждать»).

В личном общении капитан Сернан чрезвычайно обаятелен – наша беседа за чашкой кофе продлилась больше часа, и за это время мы обсудили тот самый последний шаг на лунной поверхности, перспективы возвращения на Луну, проблемы воспитания нового поколения исследователей космоса и даже человеческую смертность. Из разговора стало ясно, что «последний, кто побывал на Луне» недоволен тем, как развивается американская космическая программа.

Вопрос: Для съемок фильма вам пришлось посетить заброшенную стартовую площадку на базе ВВС США на мысе Канаверал, с которой запускались американские ракеты-носители «Сатурн-5» и откуда вы отправились на Луну. О чем вы думали, глядя на ржавеющие конструкции?

Юджин Сернан: Было жаль прошлого, обидно и даже больно. Как будто взяли колумбовскую каравеллу «Санта-Мария» и сказали: «Америку вы уже открыли, теперь это старье можно отправить на дно. Все закончилось, больше вы никуда не поплывете».

С этой площадки мы взлетали на огромной ракете «Сатурн-5», которая доставила нас на Луну. Люди давно мечтали покинуть колыбель цивилизации - нашу Землю, и нам суждено было воплотить эту мечту. Мне посчастливилось быть среди тех, кто выходил в космос, смотрел оттуда на Землю и пытался постичь смысл всего сущего.

Подумать только - мы ведь такие вещи творили, а теперь нам предлагают (российский вице-премьер Дмитрий Рогозин в «Твиттере»), чтобы мы на свою собственную космическую станцию доставляли астронавтов с помощью батута, - это очень обидно. Лично мне больно.

Полвека назад американцы гуляли по Луне - ко мне до сих пор подходят и говорят, что это невероятно, - а мы стерли из памяти эту часть нашей истории. И мне не хочется запомнить стартовые площадки, с которых мы летали на Луну, такими, какими они стали сегодня. Неправильно это.

Вопрос: В чем может быть смысл возвращения на Луну?

Юджин Сернан: Единственное, что нам удалось доказать, - там можно работать и выживать. Теперь предстоит использовать те ресурсы, которые есть на Луне, здесь, на нашей планете. Луна может стать мостиком для будущих полетов на Марс. Есть ли там вода? Была ли там вода? Может ли там быть жизнь? Может быть, надо туда лететь уже потому, что это небесное тело существует. Просто потому что мы можем полететь - вот и полетим.

Вопрос: Вы летали к Луне два раза. Испытывая лунный модуль в рамках полета «Аполлон-10», вы подходили к ней на расстояние 15 км, а потом, в декабре 1972 года, высаживались на ее поверхность. Вы чувствовали груз ответственности во время той миссии - последней в истории программы «Аполлон»?

Юджин Сернан: Мне довелось участвовать в решении, наверное, одной из самых сложных задач, стоявших перед человечеством в современную эпоху, - и я этим горжусь. Каждый, кто закрутил хоть одну гайку или хоть один болт на нашем корабле, может считаться членом нашего экипажа. От каждого из них зависел успех миссии. Каждый человек, живший на Земле, был с нами в том полете.

Их волновали те же вопросы, что волнуют сегодня молодых людей, которых в те времена еще и в проекте не было. Какие ощущения? На что похоже? На Луне побывало всего двенадцать человек, и из нас в живых осталось девять. Настанет день, когда не останется никого, и пока мы живы, я чувствую свою ответственность за то, чтобы вдохновлять молодежь, пробуждать в ребятах желание в буквальном смысле слова пойти по нашим стопам.

Вопрос: Покидая Луну, думали ли вы о значении этих последних шагов?

Юджин Сернан: Покидая Луну, поднимаясь по трапу, я чувствовал растерянность. Мне не хотелось уходить, я смотрел на свои следы и понимал, что больше сюда не вернусь. Особое чувство я испытал, оглянувшись через плечо на Землю - она была живой, она двигалась сквозь космос, сквозь время, и в ее движении была красота и целеустремленность. За эти короткие минуты мне хотелось понять смысл происходящего: мы - все живущие на свете - покинули колыбель цивилизации и несколько дней считали своим домом Луну.

Я искал ответ на этот вопрос, а он все не приходил. Мне хотелось замереть, остановить время, чтобы успеть об этом подумать. Я получил возможность посидеть на крылечке у Господа Бога, любуясь частичкой цивилизованного мира в сотворенной Им Вселенной.

Вопрос: Вас не беспокоит мысль о том, что все, кто побывал на Луне, уже состарились, и через несколько лет никого из вас уже не будет в живых?

Юджин Сернан: У меня стоят протезы вместо коленных суставов и вместо одного тазобедренного – а скоро и второй заменят. Прямо астронавт-киборг из фильма «Человек ценой в шесть миллионов долларов». И в какой-то момент понимаешь, что в ближайшие 20 лет тебя не станет. Я поклялся себе, что когда придет мой час, никто не будет провожать меня на тот свет, я уйду сам, на своих условиях - вот чего мне хочется.

И этот момент уже не за горами, поэтому так важно стараться мотивировать, вдохновлять, заражать новое поколение энтузиазмом, чтобы программа «Аполлон» стала и для них делом жизни. Я никогда не был настолько самонадеян, чтобы верить в то, что меня будут за что-то помнить. Если я сделал что-нибудь достойное памяти – значит, пора этим поделиться. Сегодняшние мечтатели завтра будут воплощать свои мечты в жизнь, а если мы не будем воодушевлять мечтателей, то и воплощать будет нечего.

Вопрос: Не кажется ли вам, что сейчас возрождается интерес к возвращению на Луну или к полетам на Марс, особенно с учетом развития космического туризма и частных авиакосмических компаний, таких как американская SpaceX?

Юджин Сернан: Мне хочется верить, что новое поколение школьников гораздо больше интересуется и восхищается космосом, чем их старшие братья и сестры. Еще 10-15 лет назад здесь (в США) молодые люди самодовольно рассуждали «А зачем это мне?» и боялись рискнуть. Я всегда говорю детям: кто боится провала, тот никогда не познает настоящего успеха.

Но их младшие братья начинают задавать важные вопросы. И надо ковать железо, пока горячо.

Ричард Холлингэм для BBC Future

Источник:

Оригинал статьи на английском языке можно прочитать на сайте BBC Future: