КЛАН КАННИБАЛОВ ИЗ 48 ЛЮДЕЙ | Соуни Бин | Самый Жуткий Каннибал в Истории


Ссылка на видео выше, текст ниже

Когда речь заходит о каннибалах, в голове обычно возникают образы африканских дикарей, для которых поедание плоти сородичей – важный обычай и часть культуры. Однако подобные вещи имели место и в цивилизованной Европе. Иногда свидетельства о них доходят до нас в документальных справочниках исследователей тех лет, а иногда – в виде мифов и баек. Чаще всего оба варианта переплетаются воедино. За 500 лет правда обрастает таким обилием легендарных подробностей, что превращается в вымысел. Впрочем, это не делает ее менее захватывающей и жуткой. Именно так получилось с историей Соуни Бина, главы клана, который на протяжении 25 лет наводил ужас на одиноких странников по всему юго-западному побережью Шотландии между городами Герван и Баллантра.

Александр «Соуни» Бин — полулегендарный глава клана из 48 членов, якобы живший в Шотландии в 15 или 16 веке, который, как сообщается, был казнён за массовое убийство и последующие акты каннибализма в отношении более чем 1000 человек, которые якобы совершал вместе с женой и другими 46 членами клана.

История о нём впервые появилась в так называемом «Ньюгейтском справочнике» — каталоге преступников известной Ньюгейтской тюрьмы в Лондоне. В то время как многие историки склонны считать, что Соуни Бина никогда не существовало или что его история была сильно преувеличена, его история стала частью местного фольклора и ныне является частью туристической индустрии Эдинбурга.

Согласно Ньюгейтскому справочнику, Александр Бин родился в Восточном Лотиане в период правления короля Якова I (середина XV века), хотя в других источниках указывалась более поздняя дата рождения. Его отец якобы был землекопом, а мать стригла живые изгороди, и Бин попытался пойти по стопам родителей, но быстро понял, что у него было мало желания жить честным трудом.

Бин в итоге ушёл из дома вместе с порочной женщиной, которую некоторые версии легенды называют ведьмой и связывают с Чёрной Агнес. Она, по-видимому, также разделяла его взгляды на жизнь. Пара поселилась в прибрежной пещере неподалеку от современного города Гервана (графство Галлоуэй, область Южный Эршир). Пещера уходила почти на 200 м вглубь скалы, и во время прилива вход в неё затапливало водой. В этой пещере Бин с женой якобы жили незаметно в течение двадцати пяти лет.

У пары в конечном счёте родилось восемь сыновей, шесть дочерей, восемнадцать внуков и четырнадцать внучек. Некоторые дети и внуки, согласно легенде, появились на свет в результате инцеста. Не имея желания к постоянной работе, клан существовал посредством устройства тщательно продуманных ночных засад на обочине дороги, во время которых они терпеливо караулили одиноких путешественников или небольшие группы и, когда люди подходили достаточно близко, нападали врасплох, грабили и убивали их; поскольку семья была достаточно большая и всегда действовала вместе, у путешественников оказывались отрезаны все пути к отступлению.

Скудных доходов от таких ограблений, как предполагается, не хватало для того, чтобы поддерживать увеличивавшееся количество членов клана, и с какого-то момента семья якобы начала есть тела своих жертв. После убийства трупы доставлялись ими в их пещеру, где Бин и его семья расчленяли и поедали их. То, что не съедали сразу, мариновали на будущее. Вскоре число их жертв увеличилось, и они стали выбрасывать некоторые части тел, которые не хотели есть, в соседнее море, и, как сообщалось, на местных пляжах иногда обнаруживались выброшенные волнами человеческие останки.

Эти останки и исчезновения людей не осталось незамеченными со стороны местных жителей, однако первоначально никто не догадывался о том, кто совершает эти преступления. Члены клана Бина оставались в пещере в течение светлого времени суток и атаковали своих жертв только по ночам. Клан, как сообщается, скрывался настолько хорошо, что местные крестьяне не знали, что рядом с ними живёт семья из 48 убийц и каннибалов.

Когда количество исчезновений стало по-настоящему значительным, было предпринято несколько организованных акций по розыску виновных. В результате одних таких поисков, как сообщается, крестьяне приблизились к пещере каннибалов, но не смогли поверить, что там могут жить люди. Несколько невиновных людей стали жертвами самосуда со стороны разъярённых и отчаявшихся крестьян, но исчезновения людей продолжались. Подозрение часто падало на местных владельцев таверн, так как они часто оказывались последними, кто видел многих из пропавших без вести живыми.

После 25 лет тайной жизни, полной убийств, история семьи каннибалов подошла к концу. Однажды ночью Бин и его клан устроили засаду на семейную пару, возвращавшуюся через лес с местной ярмарки на одной лошади. Мужчина, однако, оказался подготовленным бойцом, ловко сражаясь с членами клана своим мечом. Его жена, однако, ещё в начале конфликта была смертельно ранена выстрелом из пистолета, сделанным кем-то из клана, и упала на землю. Мужчина после этого, как сообщается, начал сражаться с ещё большим ожесточением, и в это время, прежде, чем каннибалы смогли одолеть его, на лесной дороге показалась большая группа возвращавшихся с ярмарки людей, чьё появление вынудило Бина и его клан бежать.

Согласно другим данным, они убили жену и рабочего и напали на мужчину, у которого оказался пистолет; звук выстрела привлёк находившихся неподалёку стражников, которые преследовали членов клана до пещер, но потеряв след и не найдя следов лодки (ранее считалось, что людоеды приходили из моря), устроили засаду и при отливе увидели вход в пещеру

Вскоре после того, как о существовании семьи каннибалов стало известно, король Шотландии Яков VI (позже Яков I, король Англии) узнал об их зверствах и решил провести на них большую охоту. По сообщениям, он собрал отряд из 400 вооружённых человек и множество охотничьих собак. Вскоре они нашли пещеру Бина Беннан Хед. Пещера была усеяна человеческими останками, будучи ареной множества убийств и актов каннибализма.

Члены клана были захвачены живыми и доставлены в цепях в тюрьму Толбут в Эдинбурге, затем переведены в Лейт или Глазго, где были быстро казнены без суда; мужчинам отрезали их гениталии, оторвали руки и ноги, и оставили истекать кровью до смерти; женщины и дети, после просмотра того, как умирали мужчины клана, были сожжены заживо.

В городе Герван, расположенном недалеко от предполагаемого места событий, есть ещё одна легенда об этом клане каннибалов. В ней говорится, что одна из дочерей Бина ещё до поимки покинула клан и поселилась в Герван, где посадила так называемое «волосистое дерево». После захвата её семьи личность дочери была установлена разгневанными местными жителями, которые повесили её на суку этого дерева. Ныне это дерево по-прежнему растёт в этом городе на улице Далримпл-Стрит.

Независимо от того, является ли история Соуни Бина истиной или нет, легенда о нём стала частью британского фольклора. Историками достоверность этой истории ставится под большое сомнение, особенно с учётом отсутствия надёжных письменных источников, о чём писал британский исследователь Шон Томас в своей статье 2005 года о Соуни Бине[2]. По его мнению, о событиях такого масштаба (как массовых исчезновениях, так и о факте раскрытия убийств), совершаемых на протяжении столь долгого времени, в которые, если верить легенде, оказался вовлечён даже король, должны были остаться по крайней мере какие-то сообщения в исторических документах вроде дневников или уже существовавших газет, однако они до сих пор не обнаружены. Томас также отметил, что в различных вариантах легенды есть большое количество несоответствий, в первую очередь относительно того, какой именно король участвовал в предполагаемом рейде и когда именно жила предполагаемая семья каннибалов. В качестве устроившего охоту короля иногда выступает именно Яков VI, но в других вариантах легенды говорится, что Бин жил на столетия раньше. Томас также подвергает сомнению тот факт, что столь большая группа людей могла успешно скрываться в течение столь долгого времени, а также что столь массовые исчезновения людей не привели к полноценному расследованию раньше. Хотя последний момент частично объясняет сама легенда, где говорится, что люди не могли добраться до пещеры, а когда добрались, то признали её непригодной для жизни. В некоторых вариантах легенды отдельно отмечается труднодоступность пещеры в те времена.

Существует также версия, что легенда, возможно, является результатом английской антишотландской политической пропаганды после якобитских восстаний в начале XVIII века и, соответственно, появилась только тогда. С этой точкой зрения, однако, не согласен Шон Томас, который считает, что если бы эта история действительно была антишотландской пропагандой, то она не печаталась бы в каталоге преимущественно английских преступников, где на неё с меньшей вероятностью обратили бы особое внимание.

Известно, однако, что в ходе эпидемий в этом районе имели место отдельные акты каннибализма. Графство Эршир «славится» своим мрачным фольклором, в котором есть ещё несколько историй, похожих на легенду о клане Бина, но записанных в более ранние времена. Возможно, эта легенда действительно основана на реальных событиях, которые со временем обросли фантастическими деталями и были сильно изменены, в результате чего число предполагаемых жертв убийц в легенде превысило тысячу.

Возможно, Соуни Бин полностью придуман, чтобы пугать туристов и зарабатывать на интересе домохозяек ко всему леденящему кровь. Может быть, шотландский каннибал действительно существовал, но жил под другим именем, совершил намного меньше убийств и не устраивал в пещере кровосмесительное поселение.

Ясно одно – если такого человека никогда не было, то его следовало придумать. Влияние пещерного людоеда на современную хоррор-культуру очевидно. Оно проявляется не только в фильме Уэса Крэйвена, у холмов есть глаза, но и в множестве других работ, которые с помощью ужасов исследуют феномен человечности – например, в «Людоеде» (1999) и «Техасской резне бензопилой». Режиссеры, сценаристы и авторы используют образ преступника, преступившего базовые принципы жизни в обществе, для поиска ответа на вопросы, что делает нас людьми и как люди превращаются в монстров. К сожалению, такое превращение возможно – об этом свидетельствует множество случаев, намного более известных и реальных, чем дело Соуни Бина.